вторник, 29 марта 2011 г.

5-й ОТДЕЛЬНЫЙ ЛЫЖНЫЙ БАТАЛЬОН 1УА


5 отдельный лыжный батальон 1-го формирования  в действующей армии с 29 ноября 1941 г. до 5 января 1942 г. действовал в составе 1-й ударной армии, участвовал в Клинско-Солнечногорской наступательной операции, второй раз сформирован  в районе г. Клин, и в последующем переброшен на Северо-Западный фронт  в составе 1-й ударной армии, участвовал в Демянской операции с 2 февраля по 27 мая 1942 г.





20 ноября 1941 года директивой Верховного Главнокомандующего было определено формирование 1-й  ударной   армии  (первоначально именовавшейся 19-й  армией ) с непосредственным подчинением ее Верховному Главнокомандующему. Этой директивой предусматривалось, что в состав  армии  должны быть включены следующие соединения и части: 55, 47, 50 и 29-я стрелковые бригады с дислокацией в районе Дмитров; 43-я, 60-я стрелковые бригады в Загорске; 71-я стрелковая бригада в Яхроме; 44-я стрелковая бригада в Хотькове; 2, 3, 4, 17, 18, 19-й и 20-й лыжные батальоны в Загорске; 1, 5 и 7-й лыжные батальоны в Дмитрове; 6-й лыжный батальон в Яхроме; 8-й лыжный батальон в Хотькове и 517-й артиллерийский полк в Загорске.
   Сосредоточение соединений и частей  армии  в этих пунктах предлагалось закончить к 27 ноября.
5 олб сформирован в Кировской области, погружен в эшелон 19.11.1941 на станции Слободской и выгружен 25.11.1941 в Дмитрове.
Все лыжные   батальоны  1-й ударной армии в начале Клинско-Солнечногорской операции  действовали в основном как стрел­ковые батальоны, приданные стрелковым бригадам. За такое использование лыжбатов руководство Западного фронта получило нагоняй от Генштаба (Директива от 31.12.1941г.).  Столь пристальное внимание Ставки ВГК к лыжбатам скорее всего объяснялось  тем, что 1УА была по сути единственной армией Западного фронта имеющей в своем составе лыжбаты (11 лыжбатов в составе Западного фронта на 1 декбря - все в 1УА; 12 лыжбатов в составе Западного фронта на 1 января - 10 в 1УА). Однако командарма В.И. Кузнецова вряд ли стоит винить в таком использовании лыжбатов, мера эта была вынужденной по следующим причинам:
- все лыжные батальоны прибыли без своих хозвзводов, и не могли действовать как самостоятельные части;
- лыжбаты в основной массе имели слабую лыжную подготовку (в 283 запасном лыжном  полку на лыжах марш броски не практиковались, ограничивались 5 км лыжными маршами), слабую тактическую и огневую подготовку;
- штаб армии, стрелковые бригады и лыжные батальоны, были свежесформироваными частями, и требовалось время для сколачивания подразделений и штабов;
- и самая главная причина противник – противник 1-й ударной в начале боев был неслабый (1,6,7 тд, 14 мд, 23пд с частями усиления) который сам наступал.
В таких условиях бросать лыжные батальоны в тыл немцев было нереально. Маршал Шапошников также отмечал «На московском направлении лыжникам пришлось действовать против сильного противника, умело использовавшего свое преимущество в тяжелом вооружении – прежде всего в артиллерии. Кроме того, густая сеть населенных пунктов Подмосковья затрудняла прорывы лыжников в тыл противника». Но уже с 9 декабря, после изменения обстановки, согласно приказу командарма лыжные батальоны приданные стрелковым бригадам стали их передовыми отрядами в наступлении с задачами «используя разрывы и промежутки в боевых порядках противника, проникать в глубь его обороны, нападать на транспортные колонны, тылы, узлы связи, сеять панику».
Однако приказы надо было еще учиться выполнять, командиры боялись потерять «локоть соседа»  и действовали преимущественно фронтально.
Путь 5 ОЛБ довольно ясно показан в выдержках из рапорта командира 5-го батальона Плясунова и комиссара Колесова от 26 декабря 1941 года:
«5-й отдельный  лыжный   батальон  действует в составе 1-й армии с 26 ноября. К началу боевых действий он имел 566 человек личного состава...
Первый наступательный бой батальон вел 5–6 декабря за Яхрому. Город был взят. Потери батальона – 31 человек.
12 декабря батальон вел 18-часовой бой за село Борисоглебское. Село взято, но батальон понес большие потери – 155 человек убитыми и ранеными.
15 декабря, действуя самостоятельно, вели бой за села Сидорково, Языково и Гончаково. Села взяты. Потери – 13 человек.
16 декабря мы вели бой за Петровское. Село занято. Число убитых и раненых – 21 человек.
С 17 по 19 декабря батальон совместно с другими частями вел ожесточенные бои за Покровское. Противник использовал танки, совершал контратаки. Село взято, но с большими потерями – убито и ранено 96 человек.
22 и 23 декабря в бою за село Ошейкино батальон потерял 31 человека, но село взял.
С 24 по 26 декабря, действуя совместно с другими частями, батальон вел бой за Плакснно и потерял 81 человека,
В настоящее время осталось 138 человек...»
Рапорт был составлен 26 декабря, а через 10 дней дальнейших боев батальон был расформирован и оставшийся личный состав влит в 8 ОЛБ 1-го формирования и далее воевал в его составе.
Как итог боев за Яхрому, Клин можно привести следующие данные
«16 октября 3 танковая группа насчитывала 259 танков. По состоянию на 30 ноября 3-я танковая группа располагала следующим количеством танков: в 1-й танковой дивизии — 37 танков, в 6-й танковой дивизии — 4 танка, в 7-й танковой дивизии — 36 танков, то есть всего 77 танков...
6-я танковая дивизия насчитывала 13 декабря всего лишь 2350 человек, были потеряны все танки. Штаб 7-й танковой дивизии тремя днями позже сообщал о том, что в дивизии осталось только 200 человек. В 6-й танковой дивизии боевой состав сократился за эти дни до 180 человек. В 14-й моторизованной пехотной дивизии осталось всего два батальона... Боевой состав 3-й группы во время боев при отходе так сократился, что на 19 декабря в 56-м танковом корпусе насчитывалось только 900, а в 41-м армейском корпусе только 1821 человек. Что касается артиллерии, то во всей танковой группе имелось всего только 63 легкие и 21 тяжелая полевые гаубицы и одна 100-мм пушка. Для борьбы с танками 56-й танковый корпус располагал всего 12 противотанковыми пушками. Танковый парк всех четырех танковых дивизий сократился до 34 танков, готовых к использованию.» (Рейнгардт К. Поворот под Москвой. Крах гитлеровской стратегии зимой 1941/42 года. — М.: Воениздат, 1980). Свой вклад в победу внесли и лыжные батальоны 1УА, при этом и сами понесли большие потери.
Далее в действиях 1УА по прорыву ламского рубежа противника 5 ОЛБ не упоминается.
Тем не менее 18 января по приказу Ставки 1-ю ударную армию к исходу 19 января следовало вывести из боя в ре­зерв Верховного Главнокомандования для доукомплектования и довооружения. Армию предписывалось вывести в составе: 1-го, 2-го, 4-го, 5-го, 7-го, 8-го, 17-го, 18-го, 19-го и 20-го лыжных батальонов.
В районе г.Клин 5 ОЛБ был восстановлен.
Согласно директиве Ставки ВГК от 25 января армия начала передислокацию на Северо-Западный фронт.
На Северо-Западном Фронте батальоном командовал Славнов Василий Поликарпович, комиссаром Константин Сидоров.
1УА выгружалась на станциях  Боровенка, Окуловка, Лыкошино (северо-западнее Бологого), Любница, Дворец (западнее Валдая).  Выгрузка и марш проходили под ударами авиации противника. Картина выдвижения армии к линии фронта выглядела так  «Из-за глубокого снега движение вне дорог практически исключалось. Чтобы достичь скрытности выдвижения и избежать ударов авиации врага, соединения обычно совершали марш в ночное время, днем двигались только при нелетной погоде. Во время привалов было строжайше запрещено разводить костры, так нужные закоченевшим бойцам. Пехота двигалась длинными колоннами по одному, пешком или на лыжах, вплотную к снежным стенкам. Лыжники, горбатые  от торчащих под маскхалатами вещмешков и автоматов, впрягшись по двое , тянули волокуши с минометами и пулеметами, коробками с минами и патронами. Середина дороги предоставлялась автомобильному и гужевому транспорту, артиллерии.» Восемь лыжных батальонов вышли в районы сосредоточения 18 февраля и сразу не могли быть введены в бой по причине отсутствия боеприпасов, продовольствия, а также измотаности личного состава после длительного марша.
Но уже 15 февраля 1 и 5 лыжбаты располагаются в районе Ануфриево, имея задачу с утра 16.02.42г. перейти в подчинение командира 129 СД.  Использование лыжбатов 1 ударной армии на Северо-Западном фронте было несколько иным, чем под Москвой. На северо-западе лыжные батальоны 1 ударной армии занимали огромный лесисто-болотистый массив на левом фланге армии, с задачами - обеспечивая стык армии, «глубоко обойдя левый, южный, фланг противника, выйти в район Волот, перерезать железную и шоссейную дорогу  Старая Русса – Дно, уничтожить тылы и глубокие резервы и содействовать разгрому старорусской группировки противника», а позже пресекая попытки немецких войск выйти во фланг и тыл главной группировке 1 ударной армии, имеющей задачу наступать на Псков. На основном направлении армии для взлома прочной обороны противника, действовали редко. По приказу фронта были организованы 2 лыжные бригады (правда по оперативным сводкам они практически не прослеживаются) для удобства управления. 5 ОЛБ пришлось действовать на левом фланге армии.


Дальнейший путь 5 лыжбата виден из оперативных сводок 1 УА.
 «ОС № 84. 15.02.42г. 18.00. 1 и 5 ЛБ располагаются в р-не Ануфриево, имея задачу с утра 16.02.42г. перейти в подчинение командира 129 СД.
ОС № 87. 17.02.42г. 18.00. 1 и 5 ЛБ в 14.00 овладел Средние Гривы.
ОС № 93. 20.02.42г. 18.00.  1 и 5 ЛБ ведут бой за Астрилово, Фролово.
ОС № 95. 21.02.42г. 18.00 47 СБР с 8, 4 и 17 ЛБ в течение дня ведет бой за Изосимово, прикрываясь с юга 1 и 5 ЛБ, занимающим Избы, Харино. Части бригады подвергались сильному налету с воздуха. Пр-к оказывает упорное сопротивление. Продвижение вперед замедлено сильным огнем артиллерии, минометов и пулеметов из Литвиново и Изосимово. Потери с 17 по 20.02.42г. убитыми 49 чел., ранеными 148 чел., без вести пропавших 71 чел. Штабриг - Средние Гривы.»
В воспоминаниях комбата Славина взятие Харино и Тургора выглядит так «Было это в метельном феврале на реке Полисть, южнее Старой Руссы. Батальон должен был найти проход через передний край в тыл врага. Задача оказалась не из простых, и мой, хоть и небольшой, опыт пришелся кстати. Рассказал бойцам о действиях у деревни Крапивница во время первой разведки и о том, чему научился после.
— Теперь не лето сорок первого, — напомнил я. — Инициатива в наших руках. Метель и мороз загнали фашистов в дома. Вражеских пулеметов не бойтесь — они прикрывают дороги. Обходите их целиной. За вами последует взвод Высоцкого, в случае чего — выручит.
Сидоров обучил ребят внезапно, без шума нападать на часового и без выстрела обезоруживать его. Сам он отлично владел этими приемами и не раз прибегал к ним во время выхода из окружений в Белоруссии.
Вечерело. Солнце медленно опускалось в белую кипень земли. Последние волны бомбардировщиков, сбросив груз, спешили к аэродромам. Замолкли раскаты боев. Наступила леденящая душу тишина. Батальон готовился к рейду. …
Разведчики Чемарова блестяще справились с задачей. Нашли разрыв между опорными пунктами противника. В деревне Сидоровец сняли часового у пулемета. А бойцы под командой политрука Раевского и лейтенанта Высоцкого забросали гранатами деревенские дома, в которых укрывались от холода фашисты, и заставили их выскочить прямо под огонь автоматов. Это был уже почерк настоящих воинов, делавших первые шаги к победе.
Ни одному из гитлеровцев, находившихся в деревне Сидоровец, бежать не удалось, а потому в ближайших опорных [6] пунктах немцев не знали о нашем появлении. Воспользовавшись этим, батальон продолжал углубляться в их тыл. Теперь надо было держаться более компактно. Я послал вслед за разведчиками 1-ю роту, с которой отправился мой заместитель лейтенант Дмитрий Акользин.
Мы с комиссаром шли по лыжне во главе батальона, за нами — две роты — стрелковая и минометная. Штаб обеспечивал управление: поддерживал связь с разведчиками и ротами, собирал информацию о противнике и своих подразделениях, организовывал работу хозяйственного и санитарного взводов, поддерживал связь со штабом лыжной  бригады , а также с одним из полков 129-й  стрелковой  дивизии, на участке которого мы пробрались в тыл гитлеровцев.
Населенные пункты, лежавшие на пути батальона, было решено не обходить, а освобождать от противника, чтобы иметь выход для связи со своим тылом и войсками, которые двинутся вслед за нами.
Взвод разведки и 1-я рота подходили уже к селу Черенцово, когда выяснилось, что немцы проложили от села в тыл вторую дорогу — зимник. Лейтенант Акользин распорядился, чтобы два взвода оседлали дороги, а третий — взвод лейтенанта Высоцкого — оставил в резерве, для ведения флангового огня. Путь к отступлению для врага был закрыт. Акользин сообщил об этом через посыльного — лыжника. 1-я рота ожидала начала действий батальона.
Две роты мы направили в обход села. Комиссар не устоял перед искушением и тоже ушел вперед с политруком 2-й роты, сухощавым, стремительным Дмитрием Ивановым. Взяв отделение автоматчиков, они умчались вперед, чтобы к прибытию роты наметить исходный рубеж для боя. Время готовности определялась моментом развертывания подразделений. Управление поддерживалось через посыльных — лыжников-скороходов: радиостанция у нас была только одна, да и в той от мороза сели батареи.
Связных, которые доложили о готовности рот, я тут же отправил обратно с приказом: «Огонь! Вперед!» Морозную тишину вскоре оборвал автоматный залп. Заколыхались и двинулись к селу цепи бойцов в белых маскхалатах. Стрельба продолжалась, но уже короткими очередями. Бойцы стреляли попеременно: один шел на лыжах, другой, остановившись, выпускал очередь. И так по всей цепи. В селе поднялась паника. Под огнем наших рот фашисты, кто в чем был, бросились к дорогам, а там их ждали взводы Дмитрия Акользина...
Успех не вскружил нам голову. Он лишь придал уверенность, [7] и мы решили атаковать сразу два вражеских гарнизона — в деревушках Тургора и Харино, до которых было километров пять.
Полночь. Над головой огромная луна, вокруг нетронутая снежная кипень. Минометы и пулеметы бойцы везли на волокушах, и лыжня за батальоном напоминала ров. Потом этой лыжней-рвом воспользовался смекалистый командир хозвзвода Константин Черемин и провел по ней долгожданный обоз: батальон нуждался в непрерывном снабжения боеприпасами, продуктами, нужно было эвакуировать раненых.
К утру все было кончено. Мы выгнали фашистов из Тургоры под огонь пулеметов, а 1-я рота и разведчики во главе с комиссаром накрыли их в деревне Харино.»
«ОС № 97. 22.02.42г. 18.00. 1 и 5 ЛБ по данным, требующим проверки, к 14.30 заняли Бараново.
ОС № 98. 23.02.42г. 6.00по данным, требующим проверки, 1 и 5 ЛБ находятся в р-не Бараново
ОС № 99. 23.02.42г. 18.00 5 ЛБ занимает Язвы с задачей овладеть Бол. Горки.


Печкин Евгений Сергеевич 
Донесение о безвозвратных потерях
Дата рождения: __.__.1922
Место рождения: Московская обл., Орехово-Зуевский р-н, д. Дровосеки
Дата и место призыва: Орехово-Зуевский РВК, Московская обл., Орехово-Зуевский р-н
Воинское звание: красноармеец
Последнее место службы: 1 Уд. А 8(5) олб
Дата выбытия: 23.02.1942
Причина выбытия: убит
Первичное место захоронения: Ленинградская обл., Старорусский р-н, д. Турово
 
ОС № 101. 24.02.42г. 18.00. 5-й ЛБ, израсходовав боеприпасы в боях с пр-ком за Турово, отошел в Язвы.


 
ОС № 107. 27.02.42г. 18.005 ЛБ - Язвы,
ОС № 108. 28.02.42г. 5 ЛБ – Язвы.


ОС № 110. 01.03.42г. 6.00. 47 СБР совместно с 1 и 5 ЛБ удерживает рубеж (иск.) Изосимово, Астрилово, Корчевка, в течение дня наступательных действий не вела. Потери за 27.02.42г.: убито 18 чел., ранено 25 чел. Трофеи: 1 зен. пулемет, 3 винтовки, 1 автомат. Штабриг - Ушенец.

ОС № 112. 02.03.42г. 6.001. 1 УА в течение ночи активных наступательных действий не вела.
ОС № 113. 02.03.42г. 5 ЛБ - Корчевка, Язвы;
ОС № 114. 03.03.42г. 6.00 47 СБР и лыжбаты, прикрывая левый фланг армии, продолжают удерживать занятые рубежи. Пр-к перед их фронтом активности не проявляет..
ОС № 115. 03.03.42г. 18.00. 47 СБР и лыжбаты занимают прежнее положение.
ОС № 116. 04.03.42г. 6.00.  Лыжные   батальоны  продолжают прикрывать левый фланг  армии, занимая прежнее положение. В течение дня их боевые действия носили разведывательный характер.
ОС № 119. 05.03.42г. 18.00. 5 ЛБ - Корчевка, Язвы.

ОС № 120. 06.03.42г. 6.00. 5 ЛБ занимает Корчевка, Язвы.
ОС № 123. 07.03.42г. 18.00. 1 и 5 ЛБ продолжают удерживать прежний рубеж
ОС № 130. 10.03.42г 1 ЛБ продолжает удерживать Язвы, 5 ЛБ - Корчевка.
ОС № 136. 13.03.42г. 18.00. 5 ЛБ - к/х Смолево, Чернигово.
ОС № 141. 16.03.42г. 18.00. 5 ЛБ - Смолево, Чернигово;
ОС № 143. 17.03.42г. 5 ЛБ - Смолево, Чернигово;
ОС № 145. 18.03.42г. 18.00 5 ЛБ - Смолево, Чернигово;
ОС № 147. 19.03.42г. 18.00. 5 ЛБ - Смолево, Чернигово;
ОС № 151. 21.03.42г. 18.00. 1 ЛБ, не выдержав атаки пр-ка, силой до двух  батальонов , оставил Бол. Горки, Корчевка. В 13.00 совместно с 5 ЛБ сдерживает пр-ка на рубеже Харино, Язвы, Селькава, Новинки. Поздних данных не поступало.


ОС № 170. 02.04.42г. 18.00. 5 ЛБ - Смолево, Селькава, Харино;

ОС № 174. 04.04.42г. 18.00. 1, 4, 5, 8 ЛБ занимают прежнее положение
ОС № 180. 07.04.42г. 18.00. 5 ЛБ - Новинки, Селькава, Смолево, Чернигово;
ОС № 186. 10.04.42г. 18.00 5 ЛБ - Новинки, Селькава, Смолево, Чернигово;
ОС № 192. 13.04.42г. 18.00. 5 ЛБ - Смолево, Чернигово, Селькава, Новинки;
ОС № 198. 16.04.42г. 18.00. 1 ЛБР к 8.00 16.04.42г. приняла участок обороны от 47 СБР и занимает: 18 ЛБ - Святогорша, Бол. Гривы, Средние Гривы; 8 ЛБ - Овчинкино, Ушенец, Сараево; 5 Лб - Астрилово, Харино, Тургора; 1 ЛБ - Любитово, Кривцы, Селькава, Новинки; 4 ЛБ - в р-не Чиркина, в готовности с наступлением темноты сменить 3 б-н 47 СБР.

ОС № 200. 17.04.42г. 18.00. 1 ЛБР, занимая оборону на фронте Святогорша, Астрилово, Новинки, силами разведки установила наличие пр-ка в Язвы?, Чернигово, Смолево. Сила пр-ка в занимаемых пунктах не установлена.
ОС № 202. 18.04.42г. 18.00. 1 ЛБР обороняет: 18 ЛБ - Святогорша, Бол. Гривы, Средние Гривы; 8 ЛБ - Овчинкино, Ушенец, Сараево; 5 ЛБ - Астрилово, Харино, Тургора; 1 ЛБ - Любитово, Кривцы, Селькава, Новинки; 4 ЛБ - в р-не Чиркино.
ОС № 204. 19.04.42г. 18.00. На участке 1 ЛБР 5.30 группа пр-ка до 60-70 чел. пыталась наступать из Сукина, Быстрый Берег, наступление отбито,  батальоны  обороняют прежние позиции.
ОС № 206. 20.04.42г. 18.00. 1 ЛБР обороняет: 18 ЛБ - Святогорша; 4 ЛБ - Средние Гривы; 8 ЛБ - Овчинкино; 5 ЛБ - Астрилово, Фларево, Харино; 1 ЛБ - Кривцы, Новинки. Потери за 19.04.42г.: ранено 2 чел. Штабриг - Сидоровец.
ОС № 208. 21.04.42г. 18.00. Армия продовольствием, фуражом и горючим не обеспечена.
ОС № 210. 22.04.42г. 18.00. Для армии с 21 на 22.04.42г. производилась выброска боеприпасов, продуктов и фуража. С 19 транспортных самолетов на площадку в р-н Шелгуново и Гринево сброшено: 121 мешок сухарей, 800 кг овса, 5408 винтовочных патрон, 120 шт. мин 82 мм, 34 шт. снарядов разного калибра, 36 снарядов для РС, 30 мешков суточных дач по 25 кг, 45 кг сала, концентратов, табак и две бочки бензина (третья разбита). сбор и подсчет не закончен.Армия продовольствием, фуражом и горючим не обеспечена. Наличие боеприпасов в частях - 1/3 БК.
ОС № 212. 23.04.42г. 18.00. Воздушным транспортом для армии доставлено: 3312 кг сухарей, 1150 банок консервов и отдельно 13 мешков консервов, 4 мешка сахара, 7 мешков круп, 2 мешка табаку, 850 суточных дач, 640 шт. концентратов, 19 мест комбижира, 3 места сала. Обеспеченность: продовольствием, фуражом и горючим армия не обеспечена. Боеприпасов в наличии - 1/4 БК.
ОС № 216. 25.04.42г. 18.00. 129, 364, 201 СД и 1 ЛБР - положение частей без изменений. Обеспеченность: части армии снабжаются за счет заготовок из местных средств и доставкой воздушным транспортом. Получаемое продовольствие, фураж, горючее и боеприпасы нормальную суточную дачу частям не обеспечивают.
ОС № 218. 26.04.42г. 18.00. 1 ГВ СК, 129, 364, 201 СД и 1 ЛБР занимают прежние позиции.
ОС № 220. 27.04.42г. 18.00. 1 ЛБР занимает: 18 ЛБ - Святогорша; 4 ЛБ - Средние Гривы; 8 ЛБ- Овчинкино; 5 ЛБ - Астрилово, Фларево, Харино; 1 ЛБ - Кривцы, Новинки; 269 ЛБ - в р-не Горбовастицы, Санаковщина. Потери: 1 ЛБР - ранен 1 чел.
ОС № 224. 29.04.42г. 18.00. На участке  лыжной  группы пр-к до 100 чел. в 20.00 наступал на Чижово и Ушенец, но успеха не имел, понеся потери до 20 чел. убитыми и ранеными, отошел в исходное положение. В 6.00 эта же группа вторично пыталась наступать, но огнем 8 ЛБ попытка была отбита.

ОС № 226. 30.04.42г. 18.00. 129, 364, 201 и 1 ЛБР занимают прежнее положение. В течение дня вели наблюдение за пр-ком и укрепляли свои позиции.
ОС № 228. 01.05.42г. 18.00. 129, 364, 201 СД и 1 ЛБР занимают прежнее положение, ведут наблюдение за пр-ком и укрепляют свои участки обороны.
ОС № 230. 02.05.42г. 18.00. 129, 364, 201 СД и 1 ЛБР занимают прежние позиции. Ведут наблюдение за пр-ком и укрепляют свои участки обороны.
ОС № 232. 03.05.42г 129, 364, 201 СД и 1 ЛБР занимают прежнее положение, ведут наблюдение за пр-ком и укрепляют свои оборонительные участки.

ОС № 234. 04.05.42г. 18.00. 129, 364, 201 СД и 1 ЛБР занимают прежнее положение, в течение дня вели наблюдение за пр-ком и укрепляли свои участки обороны.
ОС № 236. 05.05.42г. 18.00.  129, 364, 201 СД и 1 ЛБР занимают прежние позиции. В течение дня вели наблюдение за пр-ком и усовершенствовали в инж. отношении свои оборонительные участки.»

09.05.1942


27 мая 1942 г. 5 олб был расформирован.
Батальон был влит в 44 стрелковую бригаду. Точнее бригада была восстановлена из лыжных батальонов, после боев за Рамушева в бригаде было меньше 50 человек. По воспоминаниям комбата  «В конце мая сорок второго лыжные батальоны, принимавшие участие в сражении под Москвой и затем в районе   Старой   Руссы , объединились в  44 -ю  стрелковую   бригаду.
 На момент передачи батальона в ротах насчитывалось 30-40 человек, 1 станковый пулемет и несколько минометов на батальон.

Командиру Армейской лыжгруппы
Штарм 1 Ударной    2.4.42 г.

Ввиду придачи лыжбатов соединениям, дальнейшее существование штаба группы и бригады нецелесообразно.
Командующий Армией ПРИКАЗАЛ:
1. Штаб лыжной группы и 2 лыжной бригады расформировать.
2. Укомплектовать штаб 1 лыжной бригады, остальной п/с состав направить в Отдел Кадров.
3. Штаб 1 лыжной бригады разместить Кр. Заозерье, объединив руководство 1, 4, 5 и 8 лыжбатами.
4. Санный транспорт группы передать начальнику Тыла Армии.
5. Всю работу закончить 7.4.42 г. и доложить Военному Совету.
Зам. Нач. Штаба 1 УА  полковник Фурсин
Военком Штаба 1 УА  полк. комиссар  Костылев

Комментариев нет:

Отправить комментарий