пятница, 29 апреля 2011 г.

Вермахт

"Демянский котёл":  "Крепость Демянск" или "Твердыня на Востоке"




    Старая Русса являлась важным транспортным узлом, базой снабжения и центром интендантских служб, осуществлявших поставки для немецкого фронта между озерами Ильмень и Селигер. Её падение означало бы падение и всего этого фронта.
      18-я моторизованная дивизия группы «Север» понесла в боях под Тихвином громадные потери. Пополненная личным составом и доукомплектованная техникой, она была переброшена командующим 16-й армией генерал-полковником Бушем в район Старой Руссы в качестве армейского резерва и дислоцирована по деревням. Тщательная разведка, знание советских тактических приемов, а также развитое «чутье» привели штаб дивизии к заключению о намерении русских использовать замерзшее озеро Ильмень и нанести удар по Старой Руссе. Корпусное начальство считало любые перспективы атаки советских войск по льду озера «нереалистичными». Но Буш разрешил сосредоточить и развернуть дивизию – все ее части по уже разведанным позициям вдоль берега озера Ильмень.
    4 января 1942 г. командование 16-й немецкой армии издало соответствующий приказ, а спустя семьдесят два часа советские дивизии перешли через замерзшее озеро. Оборона Старой Руссы была возложена на 51-й моторизованный полк.


Эрнст Буш


   К середине января 1942 года советские войска вышли в район Старой Руссы и юго-западнее Демянска, охватив Демянскую группировку 16-й армии. Несмотря на возражения Эйке, его дивизия «Мертвая голова» была разделена на отдельные группы: разведывательный батальон был переброшен в Старую Руссу, в район Демянска — два пехотных полка, которым была поставлена задача обеспечения левого фланга 16-й армии.              Огромным напряжением сил наступление удалось остановить. Но в начале февраля место 3-й и 4-й ударных советских армий заняли переданные из резерва Ставки Верховного главнокомандования 1-я ударная, а также 1-й и 2-й гвардейские корпуса (15 свежих дивизий).

Ценой больших потерь свежим советским войскам удалось прорвать оборону истощенных немецких дивизий и 20 февраля замкнуть кольцо окружения западнее Демянска, фактически уже 8 февраля немцы вели бои в условиях окружения. В этот день дивизия была разделена на две боевые группы: боевая группа «Эйке» (во главе с самим командиром дивизии) заняла оборонительные позиции в районе Васильевщина — Калиткино — Великое Село — Залучье, то есть в юго-западном секторе котла, на восточном берегу Ловати. Боевая группа «Симон» (во главе с командиром 1-го пехотного полка СС «Мертвая голова» оберфюрером СС Максом Симоном) удерживала позиции у Лужно — Сухая Нива — Кирилловщина.


Всего же в котле оказались части шести дивизий II и X армейских корпусов — 12-я, 30-я, 32-я, 123-я, 290-я пехотные и «Мертвая голова». Командование над окруженной группировкой принял командир II армейского корпуса генерал пехоты граф Вальтер фон Брокдорф-Алефельд. Граф имел репутацию антинациста и уже в 1938-1939 годах был связан с военными заговорщиками, когда предлагал Витцлебену применить военную силу, чтобы нейтрализовать Гитлера. Надо ли говорить, что отношения Брокдорфа с Эйке не просто «не сложились», а были резко отрицательными.


граф Вальтер фон Брокдорф-Алефельд

Командование 2-го армейского корпуса, словно предвидя будущее, уже 24 января 1942 г. сообщало в штаб 16-й армии: «Резервные части отступают, снабжение является более чем недостаточным. Для снабжения воинских групп в условиях зимы требуется ежедневная поставка как минимум 200 тонн продовольствия. На протяжении последних двух недель наша группа лишь на две трети снабжена необходимым количеством лошадей. Пищевой паек солдата составляет одну треть причитающегося».   

   18 февраля 1942 г. был отдан первый приказ после окружения. В нем говорилось: «… Снабжение нас продуктами и боеприпасами будет осуществляться по воздуху. Если провианта окажется недостаточно, то я приказываю, чтобы в первую очередь им снабжались солдаты, находившиеся на передовой. Это должно делаться даже в ущерб снабжению штабов. В первую очередь это касается хлеба. Нас 96 тысяч человек.    Немецкий солдат во всем превосходит русского. И это должно сыграть свою решающую роль. Нам предстоит провести несколько нелегких недель, но мы выстоим».   

   20 февраля, через двенадцать дней после того, как замкнулось кольцо окружения, граф Брокдорф-Алефельд велел зачитать всем оказавшимся в окружении частям следующий приказ: 

    «... Пользуясь преимуществами, которые дали ему наиболее холодные зимние месяцы, противник перешел по льду озеро Ильмень, непроходимую в теплое время года заболоченную дельту реки Ловать и долины узких речек Пола, Редья и Полисть, а также другие водные преграды и появился позади 2-го корпуса и его тыловых коммуникаций. Долины рек образуют часть обширного болотистого низменного района, который, как только начинается таяние снегов, покрывается водой и становится совершенно непроходимым даже для пеших людей. Любое движение транспорта противника, особенно доставка грузов, станет совершенно невозможным.      Снабжение русских в сырое время года, весной, будет осуществляться только по главным дорогам с твердым покрытием. Однако перекрестки этих дорог – Холм, Старая Русса и Демянск – прочно удерживает немецкая армия. Более того, в руках шести закаленных в боях дивизий корпуса находятся все господствующие высоты в данном районе. Поэтому численно превосходящий нас противник без снабжения не сможет весной держаться на топких низинах.      Следовательно, необходимо удерживать транспортные развязки и высоты вокруг Демянска до весенней распутицы. Рано или поздно русским придется отказаться от своих планов и оставить позиции, особенно принимая во внимание то, что крупные силы немецких войск будут атаковать их с запада».     

 Командование 16-й армии приняло решение специально выделить свежие части для штурма советских позиций, отделяющих ее от «Демянского котла».      Уже 3 марта 1942 г. для облегчения управления ударными группировками были созданы так называемые «корпусные группы». Они должны были наступать навстречу друг другу изнутри и снаружи «котла». Группу, которая должна была наносить деблокирующий удар, возглавил генерал-лейтенант Вальтер фон Зейдлиц-Курцбах. До этого он командовал 12-й пехотной дивизией, наряду с другими соединениями попавшей в «котел». В данный момент он находился в резерве Главного командования.


                                               Вальтер фон Зейдлиц-Курцбах



Он считался энергичным и решительным командиром с большим практическим опытом, воплощавшим в себе «лучшие традиции прусского и германского офицерства».   Внутри «котла» с аналогичными целями был создан штаб «группы Цорна». Генерал-майор Цорн командовал 20-й моторизированной дивизией и был направлен в район Демянска специально для организации корпусной группы. Части этой группы должны были прорвать «демянский котел» изнутри – операция «Забортный трап». Приказом командира 2-го корпуса было предписано, что каждое из находившихся в «котле» воинских подразделений должно сформировать особые ударные батальоны и ударные роты, которые будут представлены в распоряжение генерала Цорна. Особая нагрузка по прорыву блокады изнутри легла на остатки дивизии «Мертвая голова».

18 февраля командующий 1-й воздушной армией генерал-полковник Келлер поставил перед командующим транспортной авиацией полковником Морциком, который до этого был в 8-м авиакорпусе Рихтгофена и помогал обороняющейся группе армий «Центр» вопрос о снабжении демянской группировки. Морцик был отлично знаком с транспортными соединениями Ю-52, которые к данному моменту были спешно переброшены на север. Он знал, что может набрать максимально 220 самолетов, но из них лишь одна треть в пригодном состоянии.


Вольфрам барон фон Рихтгофен

«… Чтобы доставить в Демянск дневную норму – триста тонн, – ответил он, – мне потребуется регулярное наличие как минимум ста пятидесяти исправных машин, а у меня только половина этого количества. Чтобы удвоить, придется снять самолеты с других фронтов и забрать из Германии все имеющиеся там машины.

Война в зимних условиях требует больше наземного персонала и лучшего технического оснащения, тем более в такую суровую зиму. Нужны передвижные мастерские, автомашины для разогрева самолетных двигателей, вспомогательные стартеры и так далее...».

Келлер уверил, что все необходимое будет. В течение двадцати четырех часов началась работа по аварийной программе, соединения Ю-52 из Витебска и Орши стали перелетать на новые базы в Псков-западный и южный, Коровье Село и Остров, и даже в Ригу и Динабург (Даугавпилс). До этого они уже получили практический опыт снабжения окруженных в ходе «воздушных мостов» в районе Оленина для 23-го корпуса, в районе Сухиничей для снабжения боевой группы Гильзы и других мероприятиях подобного рода. До конца февраля к снабжению  “демянской крепости” были привлечены еще четыре авиагруппы транспортной авиации, в том числе КГ-500, переброшенная из Средиземноморья и отвлеченная от снабжения Роммеля в Африке.

Командование 2-го армейского корпуса, не дожидаясь осуществления своих просьб, решило полагаться исключительно на собственные силы.        Строительные роты, которым в помощь был передан соответствующий персонал, силы полиции и советские военнопленные, начали самостоятельно строить аэродром. Для него была выбрана небольшая возвышенность («плато») недалеко от Демянска около деревни Глебовщина.    Быстро была создана летная дорожка длиной 800, шириной в 50 м, которая одновременно могла принимать от 20 до 30 самолетов. Вскоре, через месяц, была построена запасная, по сути, полоса. Длина ее равнялась 600 м, а ширина всего лишь 30. Располагалась она близ села Пески, к востоку от Демянска. Эту полосу летчики «Люфтваффе» окрестили «полотенцем» из-за ее небольшой вместительности.













20 февраля 1942 г. на промерзший снег Демянского аэродрома приземлились первые сорок транспортников Ю-52. Немцы спешили, на их разгрузку было выделено только полтора часа. Приходилось везти все: от оборудования для связи с самолетами, с аппаратурой определения направления и радио - маяками до простейших инструментов. На аэродром у деревни Пески могли садиться только самые опытные пилоты, а вес груза был ограничен полутора тоннами из опасений, что снежный покров не выдержит нагрузки. Для воздушного моста привлекались и самолеты Люфтганзы, которая занималась до этого исключительно гражданскими перевозками.

Дозаправка самолетов происходила во время промежуточной посадки в Острове или на аэродромах Пскова и Коровьего Села. Некоторое время спустя полеты стали осуществляться со специально построенных аэродромов, точнее говоря, импровизированных взлетно-посадочных полос вблизи Дна и Тулебли. Аэродром в Пскове-западном был переполнен самолетами КГ-4. Это соединение бомбардировщиков, помимо выполнения своих прямых обязанностей, скоро занялось поставками грузов войскам генерала Шерера, окруженным в Холме.

Для того чтобы в полной мере обеспечить окруженных всем необходимым, командование немецкой военной авиации в начале марта 1942 г. собирало все не задействованные на южном и среднем участках Восточного фронта транспортные самолеты. Было приказано мобилизовать все имеющиеся в распоряжении Люфтваффе транспортные самолеты Ю-52, Юнкерс-96, Юнкерс-90 и Хейнкель-111. Для их обслуживания также рекрутировались учащиеся летных школ в Штеттине, Штаакене и Хайлигендайле.

Тем не менее воздушный мост был реализован. Целых три месяца, с 20 февраля по 18 мая 1942 г., жизнь в шести окруженных дивизиях поддерживалась поставками с неба. Многие самолеты терпели крушение при посадке на аэродромы «котла».

Немало машин при плохой видимости приземлялись на ложные аэродромы, построенными русскими, и их принимали красноармейцы. Чтобы увеличить грузоподъемность, машины заправлялись ровно таким количеством топлива, чтобы его хватало долететь до Демянска и обратно.

Что касается численности окруженной немецкой группировки. По свидетельству немецкого историка Курта Типпельскирха, в «котле» находилось около 100 тысяч человек. Типпельскирх стал историком после войны, а зимой 1942 г., будучи командиром 30-й пехотной дивизии, сам оказался в «котле». А если суммировать к этому и «котел» в Холме (5 тысяч человек), то цифра 100 тысяч человек наиболее правдива.


                                                     Курт фон Типпельскирх


Несмотря на полное окружение, немцы в районе Демянска не собирались сдаваться или прорываться на Запад. Наоборот, они стремились упорной обороной сковать как можно больше советских войск, выиграть время, чтобы подтянуть резервы и организовать контрудар с целью деблокировки окруженных дивизий. Они продолжали удерживать занимаемый плацдарм для будущего летнего наступления. Демянский плацдарм они считали - «пистолетом, направленным в сердце России». У Гитлера были далеко идущие планы.

Его общая площадь составляла около трех тысяч квадратных километров. В линии обороны между отдельными немецкими подразделениями зияли разрывы шириной в 50–70 км. Растягивание частей по всей длине фронта означало ослабление немецких позиций в местах наиболее вероятных наступлений Красной Армии. Общая же протяженность немецкой линии обороны составляла около 300 км.

Во всех официальных документах и сообщениях строго-настрого запрещалось употреблять слово «котел». Было выдумано специальное обозначение «Крепость Демянск». В газетных сообщениях часто встречалось обозначение «Твердыня на Востоке».     Бои приняли ожесточенный характер, Эйке бросил в бой всех — включая писарей, поваров, ходячих раненых. При этом большую роль сыграло и то, что Эйке всегда ни на минуту не забывал о нуждах своих солдат: ему удалось выбить из интендантских служб зимнее обмундирование, когда снабжение еще работало, и советские войска эсэсовцы встретили в теплой одежде. Остальным окруженцам пришлось ждать поставок по воздушному мосту. Среди попавших в котел частей эсэсовцы Эйке были безусловно самой боеспособной воинской частью.

Исходя из ситуации Брокдорф постоянно затыкал эсэсовскими частями наиболее опасные и ответственные участки, что неизбежно вызывало крупные потери. Эйке в свойственной ему неврастенической манере трактовал действия генерала как злонамеренные действия, направленные на то, чтобы уничтожить его эсэсовцев. Иногда кажется, что в этом есть доля правды (учитывая антинацистские настроения Брокдорфа), но, с другой стороны, граф был ярким представителем немецкого офицерского корпуса еще имперских времен, а для таких офицеров жертвовать своими солдатами из политических соображений было абсолютно неприемлемым и подобная идея могла возникнуть только в больном мозгу одержимого фанатизмом человека, не привыкшего ценить человеческую жизнь.     «Мертвая голова» отбила атаки советских войск, разгромив 7-ю гвардейскую дивизию. Операция Северо-Западного фронта фактически провалилась — хотя противник и был окружен, он сдаваться не собирался, а наличных сил было недостаточно для ликвидации котла. Однако этот успех дорого стоил дивизии Эйке — 20 марта 1942 года командир дивизии доложил, что с начала кампании его дивизия потеряла 12 625 человек. А подкрепления стали поступать только 7 марта — по воздуху, и то для этого потребовалось личное вмешательство Гиммлера, которого Эйке осаждал настойчивыми требованиями. Потери дивизии во время Демянской операции составили почти 7 тысяч человек, а подкреплений было получено лишь 5 тысяч.      В эти тяжелые моменты — как, впрочем, и раньше и позже — Эйке был рядом со своими солдатами: он ел с ними из одного котла, ночевал на позициях, ни в коем случае не пользуясь положенными ему как командиру дивизии льготами.      Личная храбрость и выносливость Эйке, еще не оправившегося от последствий тяжелого ранения, вызывала уважение: его все чаще и чаще стали называть в дивизии «Папа» (Papa).   

  21 марта с внешней стороны "котла" группировка генерал-лейтенанта Вальтера фон Зейдлиц-Курцбаха начала операцию по деблокаде II корпуса. Навстречу Зейдлицу граф Брокдорф-Алефельд бросил свои лучшие части — это была все та же дивизия Эйке. Группа «Эйке» шла в авангарде немецких войск.

 

 Советские войска оказывали ожесточенное сопротивление, неся огромные потери, скорость продвижения в день не превышала 1,5 километра. 

К 6 апреля в строю осталось меньше 10 тысяч человек, причем каждый третий находился в состоянии крайнего физического и нервного истощения. Впереди оставался последний рывок, и 22-23 апреля 1942 года случилось невозможное, если принимать во внимание абсолютное превосходство советских войск — эсэсовцы опрокинули советские войска у Закрытно, Бяково и Рамушево, кольцо окружения было прорвано, и немецким войскам удалось образовать Рамушевский коридор шириной 6-8 километров. 73-дневное окружение закончилось, но впереди была еще долгая борьба на Демянском выступе.    Всего за два дня до этого значительного события — 20 апреля 1942 года, в день рождения фюрера — Теодор Эйке был награжден Рыцарским крестом с дубовыми ветвями, одновременно ему было присвоено звание обергруппенфюрера СС и генерала войск СС.


Теодор Эйке


Само присвоение звания было довольно странным — это был, конечно, жест признания заслуг Эйке. Однако по штатам вермахта должности командира дивизии соответствовало звание генерал-лейтенанта (а в большинстве случаев ее занимали генерал-майоры, а в ряде случаев и полковники). Обычно сначала следовало назначение на более высокую должность, а уже затем производство. Эйке же, будучи произведенным в столь высокое звание, более высокого назначения так никогда и не получил и закончил свою жизнь командиром дивизии.

Теперь на дивизию «Мертвая голова» легла задача обороны Рамушевского коридора, через который проходили линии снабжения окруженной группировки.      Без него существование Демянского выступа было бы просто невозможным. Но эта задача была по плечу только «Мертвой голове»: советские войска не оставляли попыток перерезать коридор и восстановить блокаду. В том, что этого у них не вышло, заслуга только Эйке. С 3 по 20 мая командование Северо-Западного фронта гнало солдат в кровопролитные атаки на позиции «Мертвой головы», не считаясь с потерями. Но эсэсовцы Эйке выстояли, и 20 мая Ставка Верховного главнокомандования русских отдала приказ о прекращении Демянской операции. Военные действия перешли в стадию затяжных боев, хотя советское командование продолжало оказывать мощное давление на позиции «Мертвой головы». Эсэсовцам Эйке удалось отбить множество яростных атак и к концу июля в ее рядах осталось меньше 3000 человек. Безвозвратные потери Северо-Западного фронта за весь 1942 год составили около 185 тысяч человек.     Тем временем психически неуравновешенный Эйке, взбешенный огромными потерями своих людей, продолжал все активнее заявлять о злой воле графа Брокдорфа-Алефельда. Он обратился с рейхсфюреру СС требуя, чтобы остатки его дивизии были отведены с советско-германского фронта на отдых и пополнение — иначе Брокдорф уничтожит всех его людей. 26 июня 1942 года Адольф Гитлер принял Теодора Эйке в Растенбурге — в своей Ставке «Вольфсшанце». Эйке пиетета перед своим кумиром не испытал и в довольно грубой форме (что, впрочем, как оказалось, отнюдь не покоробило фюрера, а лишь выгодно оттенило отличие «фронтовика» от офицеров Генштаба) заявил, что еще немного, и его дивизия перестанет существовать. В ответ Гитлер пообещал, что в августе отведет дивизию на отдых, если обстановка южнее Ильменя будет такой же стабильной. Уже тогда предполагалось, что «Мертвая голова» будет направлена в мирную Францию, где будет пополнена до штатного состава.      Однако ситуация на Демянском выступе не позволила Гитлеру сдержать свое обещание, хотя в начале августа Эйке исчерпал уже все резервы. Одновременно советское командование приняло решение вновь активизировать свои действия в районе выступа: при массированной поддержке авиации и артиллерии 11-я армия и 1-й гвардейский корпус должны были нанести мощные удары с обеих сторон коридора и восстановить блокаду. Однако испортившаяся погода не дала возможности Курочкину полностью использовать авиацию, и «Мертвой голове» удалось сорвать попытку прорыва. Правда, это далось ей дорогой ценой — только в бою 25 августа 1942 года дивизия потеряла около тысячи человек.






Эйке тяжело переживал потери своих подчиненных и лихорадочно искал виновных. Поскольку к его нападкам на Брокдорфа-Алефельда не прислушивались, он перенес свои обвинения на руководство СС, которое, по его мнению, бросило дивизию на произвол судьбы и не обеспечивало ее достаточными пополнениями. Однако Готтлоб Бергер, понимая всю бесперспективность боев под Демянском, крайне неохотно шел на удовлетворение просьб Эйке о пополнениях — он уже начал готовить восстановление дивизии «Мертвая голова» и не считал необходимым отправлять так нужные резервы в практически переставшую существовать дивизию. Этого Эйке, естественно, признавать не хотел и начал обвинять Берлин во всех смертных грехах. Наконец раздраженный Гиммлер приказал Эйке отправиться в отпуск и передать исполнение обязанностей командира дивизии оберфюреру СС Максу Симону. Поэтому на последнем этапе боев дивизии СС «Мертвая голова» под Демянском Эйке во главе ее не было.

Осенью немецкие войска предприняли наступление на севере, и советское командование было вынуждено ослабить давление на Демянский выступ. Положение стабилизировалось и Гитлер в октябре 1942 года отдал приказ об отводе с выступа дивизии СС. На отдых и переформирование Эйке вывел из-под Демянска всего 6400 человек. С января по октябрь 1942 года 12 военнослужащих дивизии (включая Эйке и Симона) были награждены Рыцарским крестом Железного креста.

Макс Симон 



Между тем обстановка в «рамушевском коридоре» накалялась. Командование 16-й немецкой армии было весьма озабочено узостью «коридора» и постоянной угрозой его разрыва. В связи с этим были запланированы две частные наступательные операции для его расширения в северном и южном направлениях. Первая операция уже была проведена против войск 11-й армии в июле 1942 г. По сути, окруженные войска не позволили наступающим дивизиям и бригадам 11-й армии в районе Туганово – Голубово – Симоново сузить «коридор».

Вслед за первой была приготовлена вторая операция с тем, чтобы отбросить на 8–10 км ударную группировку 1-й ударной армии и нанести ей поражение. Данная операция должна была осуществляться силами корпуса Кнобельсдорфа. Генерал-лейтенанту Кнобельсдорфу были подчинены силы 5-й легкопехотной, 122-й и 126-й пехотных дивизий. Кроме этого, почти все дивизии, входившие в демянскую группировку, представили специальные ударные группы. Чтобы дать отдельные указания по осуществлению операции «Михаэль», 21 сентября 1942 г. в Демянск прибыл генерал-фельдмаршал Кюхлер.


 Георг фон Кюхлер


Планировалось нанести два концентрических удара: главный с востока, с рубежа Дубки – Великое Село (3–10 км севернее Залучья), в западном направлении силами корпусной группы Кнобельсдорфа. Вспомогательный с запада, из района Борок, в восточном направлении силами до полка, из группы генерала Мейндля. На 7-километровом участке фронта, где планировался главный удар, соотношение сил составляло: по пехоте – 1:1,1, по артиллерии – 1:2, по танкам – 1:5,7 в пользу немецкой группировки. Действия наземных войск поддерживала 3-я бомбардировочная авиаэскадра «Гинденбург» из состава 1-го воздушного флота, насчитывающая 140 самолетов, в то время как 6-я воздушная армия русских могла противопоставить им всего 35 истребителей.

Наступило 27 сентября. День обещал быть теплым и безоблачным. Ровно в 9 часов утра две группы немецких бомбардировщиков обрушили бомбы на советские позиции на реке Робья. Как только улетели самолеты, на те же позиции обрушился массированный артиллерийский и минометный огонь. После 50-минутной артподготовки части группы Кнобельсдорфа перешли в наступление.

Первый удар пришелся по 26-му гвардейскому стрелковому полку 7-й гвардейской стрелковой дивизии. Силы были неравные. К 12 часам 5-й легкопехотной дивизии удалось овладеть основным опорным пунктом 26-го полка – Великим Селом, гарнизон которого почти полностью погиб.

… В целях в кратчайший срок покончить с демянской группировкой и коренным образом изменить обстановку на Северо-Западном стратегическом направлении советское командование планировало провести операцию «Полярная звезда».        Силами созданных севернее и южнее «рамушевского коридора» двух ударных группировок: северной (27-я армия) и южной (1-я ударная армия) планировалось одновременными встречными ударами образовать внутреннее кольцо окружения по западному берегу реки Ловать, тем самым обеспечить ввод в сражение   Особой группы генерал-полковника М.С. Хозина (1-я танковая, 68-я армия, части артиллерии и гвардейских минометов) в направлении Старой Руссы – Пскова. Начало операции планировалось на 19 февраля 1943 г.

  … Генерал-полковник Цейтцлер старался убедить Гитлера дать санкцию на отвод сил из «бастиона на Валдае», но тот сначала был глух ко всем аргументам. «Держаться!» – был его девиз.     Передовые «крепости» фронта, как он полагал, станут стартовыми позициями для будущих наступлений. Гитлер по-прежнему оставался приверженцем стратегии завоевания Советского Союза посредствам оккупации его обширных просторов и экономически важных территорий.     Когда во второй половине января 1943 г. стало ясно, что 6-я немецкая армия погибла в Сталинграде, потому что вовремя не получила приказа отходить с Волги на Дон, генерал Цейтцлер снова обратился к Гитлеру за разрешением избавить 100 000 человек в Демянске от судьбы 6-й армии, спасти эти важные для сухопутных войск Германии дивизии. Гитлер не отклонил запрос категорически, теперь он колебался между здравым смыслом и упрямством.  

   Военный хроникер Верховного главного командования Хельмут Грейснер 30 января 1943 г. записал: «Вчера фюрер запросил информацию о снабжении района Демянска, чтобы решить вопрос об его эвакуации. В этой связи он, между прочим, заметил, что пока находит сложным решить вопрос в пользу эвакуации потому, что все еще предполагает предпринять операцию в направлении Осташкова, чтобы блокировать прорыв в линии фронта».     31 января 1943 г. Гитлер, убежденный, наконец тяжелыми известями с Волги, уступил настойчивым требованиям Цейтцлера. На следующий день, 1 февраля, Цейтцлер в телеграмме 16-й армии дал 2-му корпусу «зеленый свет» на эвакуацию. Отход фактически по бездорожью должен был производиться постепенно, с тем чтобы не оставить ни одного орудия. «Эвакуироваться в течение семидесяти дней», – указывалось в приказе Верховного главного командования. Как показали события, отход был закончен за одну седьмую указанного времени, поскольку командование 2-го корпуса самостоятельно готовилось к эвакуации задолго до того, как поступил приказ.

Уже с середины января по молчаливому соглашению с 16-й армией начальник штаба генерал Лаукс производил необходимые приготовления. Были сформированы эвакуационные и рабочие колонны, проложены рельсовые пути, построены бревенчатые дороги, создана система трасс, радиально выходящих из шляпки «гроба» в «коридор», позволяющая выводить одновременно несколько колонн.     К работам привлекались и пленные. Работали снегоочистители. Так появилось «Шоссе - № 1», «Деревянная авеню», «Курфюрстендамм» и «Силезский променад».



Все лишнее из тыловых хранилищ: дополнительные машины и оборудование – свезли к узкоколейной железной дороге, которая начиналась сразу за рекой Пола и шла через «коридор» в район Старой Руссы. Все привезенное собрали в нескольких складах.   Оставили только сани, самоходные и на конной тяге, чтобы использовать для отхода по глубокому снегу.

Когда, наконец 1 февраля 1943 г. поступил приказ эвакуироваться, основные приготовления были уже завершены. Корпус информировал начальника Генерального штаба сухопутных войск, что теперь возможно сократить эвакуационный период до 40 дней. Но и это слово не было последним.

Немцы старались скрыть подготовку к выводу войск, широко использовалась дезинформация. Для этого в начале февраля вдоль всей линии фронта появились отряды особого назначения из новых частей и старательно привлекали к себе внимание. В частности, использовались отряды 21-й авиаполевой дивизии. Дезинформацию вели и в эфире. В штаб армии посылались незатейливо закодированные радиотелеграммы с просьбой о подкреплении. Армия отвечала предварительно оговоренными приказами о подготовке жилья для новых частей и огневых точек для тяжелой артиллерии и минометов.     Советское командование воспринимало эту информацию с недоверием. И в немецких войсках шел разговор об отходе. Вскоре эта новость дошла до домов местных жителей.    

  Немецкая 18-я армия, сосед 16-й слева, была серьезно поглощена событиями под Ленинградом. 59-й корпус южнее Демянска вел тяжелые бои на стыке групп армий «Центр» и «Север». 9-я армия у Ржева уже больше двух месяцев еле справлялась с обороной. И дальше на юг фельдмаршал фон Манштейн нуждался в каждом батальоне.     Поэтому было совершенно ясно, что 16-я армия не может рассчитывать на эффективную помощь соседей в случае, если обстановка вокруг Демянска снова накалится. Ее самая последняя танковая часть – 203-й танковый полк в начале года был направлен во Францию (приказ Главного штаба сухопутных войск).      Принимая во внимание сложившуюся ситуацию и прежде всего критическое положение на южном фронте «коридора», нельзя было терять ни минуты. Фронт надо было сокращать немедленно, генерал Хене нуждался в резервах для угрожающих участков «коридора».     Подготовительные работы шли так успешно, что начальник штаба генерал Лаукс мог взять обязательство завершить отход в 20 дней. Ввиду опасности ситуации Ставка фюрера согласилась, сигнал к началу эвакуации отослали немедленно. И 17 февраля 1943 г. был отдан приказ на начало вывода войск. Немцам нужно спешить. Атаки дзотов в лесу по болоту были сложным делом, но рано или поздно немецкая оборона была бы прорвана.     Первыми 19 февраля вышли 32-я и 329-я пехотные дивизии. За ними последовали 12, 30 и 122-я дивизии. Собственно Демянск немецкими войсками был оставлен 22 февраля. Погода сыграла на руку. Неожиданно наступившая оттепель, дождь со снегом позволили отступающим пехотным дивизиям отойти по заранее подготовленным дорогам.




… Срывались запланированные сроки начала операции Красной армии «Полярная звезда». Ни 27-я, ни 1-я ударная армии, ни группа Хозина к наступлению не были готовы. Несмотря на принятые меры, войска 27-й армии перешли в наступление лишь 23 февраля, а 1-я ударная армия – 26 февраля, когда немецкие войска уже успели отвести свои части с демянского плацдарма и заняли позиции севернее и южнее западного выхода из «рамушевского коридора». Наступление, возобновленное 27 февраля, не получило развития. Более успешно действовали войска 34-й и 53-й армий, которые преследуя части демянской группировки к исходу 28 февраля вышли на берег реки Ловать. 21 марта русскими был захвачен плацдарм на реке Полисть севернее Старой Руссы, войска достигли предместьев города западнее Ловати. На этом рубеже фронт перешел к обороне…





Васильченко А. Демянский котел. Упущенная победа  Красной Армии. – М.: Эксмо, 2008.

Герберт Крафт. Фронтовой дневник эсэсовца. “Мертвая голова” в бою. – М.: Яуза  - пресс, 2010.

Кайюс Беккер. Военные дневники Люфтваффе. Хроника боевых действий германских ВВС во Второй мировой войне 1939-1945. – М.: Центрополиграф, 2005.


Дайнес В.О. Советские ударные армии в бою. – М.: Яуза, Эксмо, 2009.

А. Симаков. Демянский плацдарм. Противостояние 1941 – 1943 гг. – Печатный двор “Великий Новгород”. 2012.

Карель Пауль. Восточный фронт. Книга первая. Гитлер идет на Восток. - М.: Эксимо, 2003.


  http://www.e-reading.org.ua/chapter.php/111032/21/Zalesskiii_-_Komandiry_elitnyh_chasteii_SS.html



Справка о потерях частей противника, находящихся перед СЗФ
22.11.1941 г.



Оборона крепости Демянск в период с 8.1 по 21.4.42 г. Перевод с немецкого. Захвачено 01.10.1942г. в районе зап.Кневицы



 


 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

КРАТКИЕ ДАННЫЕ
о тактике вывода частей 2 АК из Демянского плацдарма   /10.2 - 28.2.43 г./

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

Силы, средства и характер действия противника за опорный пункт Медникова(один из опорных пунктов, прикрывающий г. Старая Русса с востока)



 
 
 









СПРАВКА
Краткая характеристика германской дивизии "CC" - "Тотенкопф" 
(Мертвая Голова)


Дивизия СС против СЗФ находится на фронте с начала военных действий. В последнее время дивизией командовал генерал - лейтенант Эйке. В боях под Опочка Эйке был ранен в ногу (наехал на мину). 
По показаниям пленных Эйке - спокойный рассудительный командир, часто выезжает на передовые позиции и пользуется авторитетом среди офицеров.
Состав дивизии: 1, 3 ПП, артполк, мотоциклетный б-н, разведб-н, б-н связи и саперный б-н. Дивизия считается моторизованной. Штатный состав - 12000 чел.
Дивизия до боев под Опочка состояла из трех полков. После понесенных потерь под Опочка 2 ПП был расформирован на пополнение 1 и 3 ПП и часть из него была отправлена в Германию для обучения зенитному делу.
Накануне войны дивизия комплектовалась по специальному отбору из наиболее отъявленных фашистских элементов. Для пополнения потерь дивизия получала пополнение из Варшавы и Праги, в числе которых было много поляков, украинцев, чехов и др. славянских национальностей.
Дивизия принимала участие в боях под Опочка, Дно, Сольцы, рубеж реки Шелонь, Старая Русса. В этих боях дивизия понесла большие потери, особенно в районах Дно и Сольцы, где по выражению ряда пленных "произошло, буквально, избиение СС-овцев". По данным РО штаба СЗФ по состоянию на 2.11.41 дивизия имела более 65 % потерь в людском составе и 40 % материальной части.



Немцы очень быстро раскрыли нехитрые секреты советского наступательного искусства. Свои наблюдения они изложили в специальном обзоре от 14 января 1942 года: 
... Атаки русских проходят, как правило, по раз и навсегда данной схеме – большими людскими массами и повторяются по несколько раз без всяких изменений. Наступающая пехота компактными группами покидает свои позиции и с большого расстояния устремляется в атаку с криком «Ура!». Артиллерийская подготовка атаки проводится редко… Отбитые атаки повторяются снова, не щадя сил и ничего не меняя. Таким образом, для отражения атак русских нужны крепкие нервы и сознание того, что наше прекрасное стрелковое оружие в состоянии противостоять массовому наступлению русских.


Текст документа взятого 6.7.42 г. в лесу юго - западнее Кобылкино у убитого немецкого офицера к-ра 2 взв. 2 роты 1 б-на 1 пп. дивизии СС "Мертвая голова":
До настоящего времени почти всегда можно было предугадать готовящуюся атаку русских. Ей, как правило, предшествовала артиллерийская подготовка, или же появлялись танки, или же разведка русских действовала широким фронтом. По всей вероятности русские изменили свою тактику и теперь больше внимания уделяют  неожиданным атакам (внезапным атакам). 
3 дня тому назад русские внезапно атаковали части 12 ПД, а сегодня Присморжье безо всякой подготовки сильными пехотными подразделениями под прикрытием темноты и сумерек. С этим теперь и придется считаться нашей пехоте. В особенности в темные ночи нужно быть особо бдительным и внимательным. 
Каждый должен охранять указанный и порученный ему пост. Огонь всех родов оружия должен отразить и уничтожить атакующих еще до наших позиций. 
Должен быть подготовлен заградительный огонь всего оружия, а также тяжелых пехотных орудий. Лучшим средством против внезапной атаки является длительность нашей собственной разведки. 
Там где передовые линии примерно находятся одна против другой необходимо установить наблюдение - наблюдательные и слуховые посты. В особенности против тактики русских нужно обучить прибывшее в настоящее время малообученное пополнение. Командирам рот немедленно довести о вышеизложенном до сведения всех солдат. 



“… Среди нас все больше было убитых, раненых и обмороженных. Защитников в кольце оставалось все меньше. Противник постоянно атаковал. Это была просто бойня. Наш новый MG-42, имевший скорострельность до 25 выстрелов в секунду, колотил и колотил по массам наседавших с криком «Ура!» красноармейцев.
Если у меня не было заданий на поездку, я с товарищами лежал в карауле у пулемета «гитлеровской пилы» — как окрестили его враги. Все, что нам удалось добыть из оружия в бою, мы использовали в обороне. Патронов к русским пулеметам и автоматам у нас было больше, чем наших. Наши доставлялись к нам самолетом. Ребята из истребительно-противотанковых подразделений заменили вышедшие из строя 37-мм противотанковые пушки на советские 45-мм. Отразив ночную атаку, мы выползали в нейтральную полосу и стягивали с убитых солдат противника валенки, маскхалаты, телогрейки. Запрет на ношение русских меховых шапок тоже обошли. С тех пор как мы разжились меховыми рукавицами, снятыми с убитых русских, — обмороженных рук у нас не стало. Я лично предпочитал оставаться в немецком барахле.
Даты моего календаря перемешались. Но это все равно. Была вторая половина февраля, я постоянно стоял в дозоре у пулемета на дороге Калиткино — Демянск, за мной находился хлев, наполненный убитыми и замерзшими. На другой стороне дороги стояла наша трофейная русская противотанковая пушка. До сих пор работы у нее было мало. Из тыла “котла” танки нас пока не атаковали. Поэтому пушку для ведения огня поворачивали в разные стороны, позиция это позволяла...”
 Герберт Крафт
ФРОНТОВОЙ ДНЕВНИК ЭСЭСОВЦА. «МЕРТВАЯ ГОЛОВА» В БОЮ.







"... 5 апреля 1942 г., Пасха. Русские после мощной артподготовки атаковали Калиткино. Удастся ли нашим товарищам вызволить нас из окружения? А русские между тем начали наступать и сжимать кольцо. 
После артподготовки противник внезапно атаковал нас 16 танками Т-34. Две наши противотанковые пушки были сразу же уничтожены их огнем. Они устремились в деревню. Здесь удалось забросать пять танков бутылками с горючей смесью, подорвать минами и зарядами.
Остальным танкам и пехоте удалось захватить северную часть деревни. Немецкий гарнизон охватила паника — сказалось отсутствие офицеров и младших командиров, солдаты почти бегом отступали в юго-западную часть деревни. Но тут на месте оказался оберштурмфюрер Рихтер, командир несуществующего взвода штурмовых орудий. Опытный танкист спокойно начал собирать всех отступающих, достал и раздал сигареты, один дым которых внушал уверенность. Для каждого нашелся глоток коньяка из «последнего резерва» оберштурмфюрера. Всех поделили на группы, вооружили противотанковыми средствами, и под его уверенной командой мы обошли противника с флангов и атаковали. Танковый десант смели с брони огнем из автоматов и пулеметов. Танки оказались довольно неповоротливыми и «слепыми», когда у них закрыты люки. Под гусеницы подкладывали противотанковые мины, на корму бросали бутылки с бензином. Выскакивающие экипажи становились жертвой наших очередей. Только четырем танкам удалось уйти из Калиткино. До наступления темноты мы вновь стали хозяевами деревни…"
Герберт Крафт
ФРОНТОВОЙ ДНЕВНИК ЭСЭСОВЦА. «МЕРТВАЯ ГОЛОВА» В БОЮ.

   

Видео

SS Totenkopf Division

"Оборона крепости Демянск  с 8.1 по 21.4.42 г."  (перевод с немецкого)

Оборонительные бои с 8.1 по 21.4 на Валдайских высотах и ю.-в. озера Ильмень.

К началу наиболее суровых зимних месяцев, 8.1.42. пр-к, из р-нов Осташков и вост. оз. Ильмень перешел в наступление на широком фронте. Его крупная оперативная цель заключалась в том, чтобы, уничтожив немецкие дивизии, сражавшиеся на Валдайских высотах и юго - восточнее озера Ильмень, атаковать во фланг северный немецкий фронт и освободить Ленинград. Однако русским не удалось достигнуть этой цели.
Дивизии 2 АК в четырехнедельных оборонительных боях на Валдайских высотах приостановили неоднократно возобновлявшееся наступление пр-ка,   производившееся силами десяти дивизий, трех бригад, одного лыж. бат-на, одной танковой бригады и одного танкового б-на. Точно также, смешанным боевым группам, входившим тогда еще в состав 10 АК дивизии "СС" Тотенкопф, 30 ПД и 290 ПД, в результате многократно возобновлявшихся оборонительных боев за каждый опорный пункт и каждую дорогу в свою очередь удалось воспрепятствовать удару пр-ка в тыл 2 АК.
Лишь 8.2 пр-ку удалось, благодаря большему численному превосходству (трем немецким дивизиям противостояли к этому времени девять див., шесть бригад и четыре лыж. б-на) овладеть последним путем подвоза 2 АК.
2 АК, которому был подчинен также 10 АК, должен был вести оборонительные бои не на жизнь, а на смерть, будучи предоставленным самому себе, без помощи извне, имея вначале лишь ограниченное снабжение по воздуху.
Командование и войска стояли перед тяжелой задачей оборонять любой ценой позиции занимаемые корпусом. Оборона данного р-на имело решающее значение в масштабе всего фронта в двояком отношении:
1. Путем обороны этой твердыни была устранена возможность глубокого удара пр-ка во фланг и тыл 16-й армии и, в последующем, во фланг и тыл группы армий "Норд", нацеленной на Ленинград через Старая Русса и Луга.
2. Оборона р-на Демянск для высшего командования являлась предпосылкой дальнейших операций.
Для обороны р-на, заслужившего имя "Демянской крепости", в наличии было в общей сложности 96.000 чел. - на фронте протяженностью около 300 км.
Достижения командования и войск могут быть оценены только в том случае, если принять во внимание, что оборонительные бои в этой крепости проводились на едва укрепленных позициях. 
Пр-к, превосходящими силами, применял все виды оружия, танки, бомбардировщики, штурмовую авиацию вновь и вновь днем и ночью пытался прорвать фронт, добиться вторжения в оборонительный р-н и путем последовательной ликвидации оборонительных рубежей и изоляции отдельных боевых групп, пошатнуть обороноспособность немецких бойцов и в конечном итоге полностью их уничтожить.
Все атаки, предпринятые пр-ком по фронту 2 АК, и удары, направленные по тылам корпуса, особенно действия 6000 отлично вооруженных парашютистов и личного состава авиадесантных бригад по путям подвоза, штабам и гарнизонам населенных пунктов разбивались о непоколебимую твердость в бою сражающихся здесь немецких солдат.
В лютый мороз, леденящую пургу, в большинстве случаев не располагая укреплениями, либо занимая лишь минимально оборудованные рубежи, в течение 2,5 м-цев получая только 2/3 продовольственного пайка, день и ночь находясь лицом к лицу с противником, неоднократно подвергаясь угрозам с фланга и тыла, но спаянные чувством товарищества, фронтовые солдаты и личный состав довольствующих частей всех родов сухопутных войск, войск "СС" и ВВС отражали атаки пр-ка. Немецкий солдат показал свое превосходство над более многочисленным и -------- зверски беспощадным противником.
Если даже обстановка была крайне тяжела, даже в случаях, когда боеприпасы и продовольствие подходили к концу, немецкие гарнизоны держались до последнего человека. Образцовая готовность к самопожертвованию, чувство товарищества и чувство долга характеризуют гарнизоны отдаленных передовых опорных пунктов, неоднократно подвергавшихся окружению в течение четырех недель и получавших снабжение только по воздуху. 
Подобное поведение было главной отличительной чертой всех солдат и на остальных участках широко раскинувшегося фронта Демянской крепости, находившихся в аналогичных условиях. Солдаты часто бывали обойдены пр-ком и окружены, и снова вырывались из окружения. В большинстве случаев они находились под сильным обстрелом и подвергались непрекращающимся атакам. Но они не только спокойно и сознательно выполняли свой долг и искусными действиями ударных и разведывательных групп, направленных глубоко в расположение противника, наносили ему решительные контрудары, переходили в контрнаступление и навязывали пр-ку свою волю.
Командование могло положиться на дивизии крепости "Демянск" в любой обстановке. При выполнении всех приказов и распоряжений, при перегруппировках до мелких подразделений включительно, командование могло рассчитывать на понимание, поддержку и доверие со стороны подчиненных войск, ибо все эти мероприятия признавались, как настоятельная необходимость даже самыми молодыми солдатами в той исключительной обстановке, в которой находился корпус. 
Только благодаря беззаветной преданности друг другу командования и войск, оказалось возможным отстоять Демянскую крепость в тех ее границах, в каких она находится в настоящее время после боев по освобождению 2 корпуса и обеспечения наземных коммуникаций.
Во время боев по прорыву окружения и восстановления коммуникаций солдаты вновь показали непреклонную волю к борьбе. После более чем трехмесячной осады они вновь перешли в наступление в середине апреля. В первом наступательном бою этого года, в жестоком сражении, продолжавшимся целый день, по колено в грязи и часто по грудь в воде, сражаясь против отчаянно сопротивлявшегося врага, они добились победы. Глубоким своим ударом вместе с наступающей группой Зейдлиц они обеспечили жизненно - необходимый коридор. 
При оценке достижений защитников крепости всех чинов не следует забывать, что обеспечение 2 АК с его 96.000 чел. было возможно только в результате выдающейся поддержки ВВС. Путем применения воздушного транспорта в крупном масштабе ( ежедневно самолеты совершали зачастую по три рейса через территорию противника ) ВВС положили основу снабжения войск во всех областях. 
Применением ближних разведчиков и соединений бомбардировочной авиации на самых горячих участках боя ВВС решительно участвовали в наземных сражениях. 
Непоколебимая твердость в бою и упорство обороны Демянской крепости, проявленное 2 АК и его дивизиями из Померании, Мекленбурга Зап. Пруссии, Шлезвиг - Гольштейн, Ганзейских городов и Ольденбург являются символом боеспособности солдат восточного фронта, окрепшей в зимних боях.
Солдаты 2 АК выполнили приказ вождя и верховного главнокомандующего, защищали крепость Демянск, сломили путем своих действий натиск пр-ка и тем самым свели на нет его план, на который он возлагал большие надежды.



 ПРИМЕЧАНИЯ РО ШТАБА СЗФ


1. В отношении численности и группировки окруженных в январе 42 г. войск - подтверждаются установленные ранее данные. Заслуживает внимания оценка противником Демянского плацдарма, вновь подтверждающая намерения немецкого командования использовать "Демянскую крепость" для наступательных действий.
2. Анализ причин стойкости немецких солдат, данный в документе, преследует цели пропаганды и не соответствует действительности. Главной причиной стойкости личного состава Демянского гарнизона, как это установлено опросом пленных и, частично, документами, было следующее: благодаря легковерию и тупости солдатской массы офицерам удалось полностью убедить ее, что немцев ждет в плену мучительная смерть. С другой стороны, бегство с оборудованных землянками оборонительных рубежей означало, при отсутствии зимнего обмундирования, - верную гибель от мороза и голода. Единственным средством спастись, с точки зрения каждого солдата, - было обороняться до последнего там, где он находился. Именно это обстоятельство реально обусловило высокую боеспособность гарнизонов и успех обороны окруженных войск в целом.
3. Цифра потерь противника, приведенная в документе, приближается к действительности и подтверждает правильность соответствующих данных РО.
Число убитых, раненых и пропавших без вести из состава окруженных войск с 8.1 по 20.4:
По данным РО СЗФ - 26.770 чел.
По документу           - 26.290 чел.
Кроме того противник потерял больными 17.922 чел., которые не могли быть включены в расчет потерь по данным РО, за отсутствием необходимых данных. 
4. Данные о потерях частей Красной Армии, приведенные в документе многократно преувеличены и являются фантастичными.
5. Штаб, выпустивший документ, не установлен. Цель документа, по-видимому, пропаганда.



Краткая характеристика дивизии СС "Мертвая голова"

   

“… Это был первый день боев за Лужно, незначительный населенный пункт, ставший краеугольным камнем обороны этого участка фронта. В последующие дни и ночи натиск противника не ослаблялся. С первых часов наступление его семи дивизий поддерживалось танковой и кавалерийской дивизией. Неприятным сюрпризом для нас были большие количества его новых танков Т-34. Этот танк был способен быстро передвигаться и по труднопроходимой местности, имел надежное бронирование и мощную пушку. Он представлял собой большую опасность для наших окопавшихся стрелков и пулеметчиков. Те, кто не становился жертвой осколочных снарядов и пулемета, наматывался на гусеницы. Наша никуда не годная 37-мм противотанковая пушка была бессильна против мощного бронирования. Она еще что-то могла сделать против американского танка «Генерал Ли», представлявшего собой хорошую цель с его трехэтажной высотой и плохой проходимостью, если сама до этого не становилась жертвой двух его пушек и 12-мм пулемета.
Наша оборона становилась все более уязвимой, расстояние между окопами стрелков и пулеметчиков все больше. Если 25 сентября еще удалось снова захватить Лужно, то уже через короткое время противник обрушился на нас со всей мощью, проводя массированные атаки с большим количеством танков. Снова разыгралась та же горькая игра, что и в предыдущий день. Противник прорывался густыми, следующими из леса у Лужно одна за другой цепями, подгоняемыми комиссарами, стрелявшими из пистолетов. Снова та же мясорубка, что и в предыдущий день. Наши тяжелые пулеметы накрывали цепи уже на большой дальности и скашивали их в буквальном смысле этого слова. Обороняющиеся знали, что это такое: наши враги «жгли» волну за волной. Своих павших атакующие русские использовали как укрытие и как упор для стрельбы, и атаковали дальше, пока сами не становились укрытиями и упорами. Такое использование людей представить себе было невозможно. В наших рядах крики «Санитар!» и «Патроны!» становились все чаще. Т-34 стреляли по каждому, появившемуся на открытой местности, не давая эвакуировать раненых и поднести боеприпасы. Наш новый батальонный врач доктор Бутцаль на самой передовой ухаживал за тяжело раненными, пока при благоприятной возможности (когда враг залегал под заградительным огнем нашей артиллерии или когда он допускал вынужденную передышку) их не относили в тыл.
Тщетно наша 37-мм противотанковая пушка пыталась отбиться от нового Т-34. Снаряд за снарядом посылал наш отчаянно воюющий орудийный расчет, пока его не давили гусеницы. Только новые 50-мм противотанковые пушки, которых было недостаточно и которые находились на вооружении истребительно-противотанкового батальона дивизии, могли еще справиться с тяжелым советским танком. Еще вчера, когда началось наступление, наводчик штурманн Кристен из 15 танков в ближнем бою подбил семь и предотвратил прорыв. Сегодня утром снова десять Т-34 попытались провести за собой сопровождающую пехоту и прорвать немецкий фронт обороны. Под свинцовым градом вражеского стрелкового оружия погиб весь расчет, штурманн Кристен был тяжело ранен, оптический прицел разбит. Кристен открыл затвор, навел пушку по каналу ствола на танк и снова подбил семь колоссов, некоторых почти в упор. Он вынудил остальные танки отступить, и атака противника захлебнулась.
Фриц Кристен, простой солдат с ефрейторской нашивкой на рукаве, остался со своим расчетом один, когда соседний пулемет расстрелял все боеприпасы и вынужден был отойти. «Противотанковая пушка из Дубровки» вошла в историю. Кристен стал первым кавалером Рыцарского креста в солдатском чине в войсках СС.
Бои продолжались до 29 сентября. Оборона и контратаки следовали друг за другом. Когда через шесть дней противник истощил свои силы и его атаки прекратились, на поле боя остались тысячи убитых. С наступлением темноты мы еще выносили раненых, которых удавалось приметить. Огромное количество истекло кровью, оставшись без помощи. Никто не обращал внимания на их крики и стоны, заглушаемые разрывами снарядов, когда целыми днями приходилось отражать атаки сильного и беспощадного врага.
В последующие дни мы постоянно беспокоили сильно ослабевшего противника своими разведывательными и ударными группами, пытались выяснить начертание переднего края его обороны, вытаскивали своих убитых из зоны досягаемости его огня. В Горшковицах, Красее и других населенных пунктах производили массовые захоронения. На кладбища поступали все новые и новые павшие. На поле боя дождь смывал с них насыпанную землю, постепенно показывались сапоги, головы или руки, указывая на то, что здесь лежит павший.
Сегодня я отвез своего профессора ботаники в Горшковицы. У соседней избы саперы готовили одно из многочисленных вспомогательных кладбищ, потому что там земля была мягкой. Там уже рядами стояли наши похоронные значки из березовых бревнышек. Пока я ждал унтерштурмфюрера Грютте, помогал саперам в их печальной работе. Некоторые из моих молодых товарищей были изуродованы до неузнаваемости разрывами снарядов, на других смертельные раны были совершенно скрыты камуфляжной расцветкой курток. Все их лица были серыми, серыми были отдельно лежащие части их тел, серой была форма, серыми запачканные сапоги, если они не были сорваны с ног.
Последний мертвый был совершенно неузнаваем. Его светлые волосы были черными от запекшейся крови. Половины лица, плеча и руки не было. Мы заботливо заворачивали погибших, как если бы они были еще живы, в плащ-палатки, прежде чем опустить их в могилу. Потом быстро закапывали, чтобы побыстрее закончить эту неприятную работу. Один сапер сунул мне в руки заготовленный намогильный знак. Он был для одного из 12-й роты. Я воткнул его в мягкую землю. И только стоя перед готовой могилой, я прочитал надпись на табличке: Зигфрид Папенфус, 12-я рота 3 пп д. СС «МГ», 25.9.1941”.
 Герберт Крафт
ФРОНТОВОЙ ДНЕВНИК ЭСЭСОВЦА. «МЕРТВАЯ ГОЛОВА» В БОЮ.

https://vk.com/club_zonder_demjansk_kessel









Перевод немецкого приказа о противотанковой обороне.

(Захваченного нашими частями в районе Налючи 11.5.42 г.)
Приказ по корпусу.

Опыт последних дней заставляет меня указать на следующее: в некоторых войсковых частях противотанковая оборона поставлена плохо. Танки противника прорываются, пехота несет потери, слышатся жалобы на то, что мины не действуют, снаряды не пробивают и т.п.  Другие же части имеют значительный успех в борьбе против танков: группой Ике, за короткое время (в течение нескольких дней) из 6 танков противника - 4 было подбито, один танк загорелся, один поспешно отступил. Сегодня группа Ике, с приданным ей 2/30 ап, за короткое время, из 5 танков подбила 3, один подожгла, один заставила повернуть обратно. Эта разница доказывает то, что в некоторых случаях войсковые части допускают ошибки.
Я указываю на главное:
1. Использовать предписанные боеприпасы.
2. Использовать в обороне поорудийно легкие полевые гаубицы.
3. Выбирать огневые позиции для батарей так, чтобы иметь возможность своевременно вести огонь прямой наводкой.
4. Огонь открывать лишь на близких дистанциях и внезапно.
5. Необходимо обеспечить охранение и наблюдение за минами, в противном случае противник уберет их перед наступлением.
6. Для борьбы пехоты с танками иметь наготове связки ручных гранат и бутылки с горючим. 
(Командующий 2 ОК Генерал от инфантерии Граф Брокфорд).


Инструкция "О способах борьбы с тяжелыми советскими танками".




 Краткий вопросник для опроса немецкого военнопленного

Как советская пропаганда предлагала солдатам вермахта сдаваться в плен.







3-й пехотный полк дивизии СС "Мертвая голова"








24.10.1941 г.       3 пехотный полк  СC  "Мертвая голова"  



Группировка и ближайшие намерения противника перед СЗФ на 15.10.42 г.




Образование "Рамушевского коридора".       Операции: "Наведение мостов" и "Забортный трап"


  

Группировка войск противника перед фронтом  на 1.4.42 г.

  Группировка войск противника перед фронтом  на 15.5.42 г.

 

Контрудар 34 Армии под Старой Руссой.  Август 1941 г.

Организация немецкой Пехотной Дивизии

126-я пехотная дивизия. Операция "Михаэль".








  Выдержки
обзора оборонительных боев с 28.11  по  15.12.42 г.



    126. Infanterie-Division

 




Великое Село - Козлово сентябрь 1942 г.



Маклаково

Дубки





123 ПД.   Борьба с партизанским движением


 123. Infanterie-Division

  Опросный лист военнопленного связного



 Группировка частей 30 ПД против правого крыла 34 А и характер ее обороны на 2.9.42



Памятка

о действиях офицеров для связи и поведении наземных войск во взаимодействии с авиационными соединениями VIII авиационного корпуса. 



  30. Infanterie-Division




 

 

 

 Белый Бор

Лужно



Rotarmisten der 126. Stalin

Division (Aufstellung Ural)

ziehen verwundet durch

Ssawkino

Festung Demjansk

Jan. 43.

 Раненные красноармейцы 126-й Сталинской (бригады) дивизии (формирование на Урале) идут (тащатся) через Савкино. Крепость Демьянск. Январь 43 г.

 





 


 290. Infanterie-Division

Боевая характеристика 290 ПД.




 


Берзарину. Грязнову.
Остатки 290 ПД противника стремятся уйти к юго - востоку от Налючи. Отход их прикрывается укрепленными гарнизонами Бол. Дубовицы, Налючи.
Приказываю:

Прекратить лобовые атаки населенных пунктов, занятых противником к северу от Бол. Дубовицы, Налючи. В течение 23.2.42 обойти район Налючи: частями 34 Армии через Никольское, Туганово, Бол. Роги и частями 52 и 74 сбр 1 ГСК - западнее Кутилиха, Бол. Дубовицы и общими силами к исходу 23.2 овладеть районом Васильевщина, Мал. и Бол. Роги, Туганово, уничтожая остатки 290 ПД противника. Для блокировки гарнизонов к северу от Налючи оставить незначительные силы.


Для этого:

1) Командующему 34 Армии силами 26 и 202 СД и л.б. к исходу 23.2 овладеть районом Мал. и Бол. Роги, Туганово. По пути очистить от противника Никольское и выделить часть сил для блокировки Рыкалово, Налючи с севера и востока. Предусмотреть прикрытие со стороны Стрелицы, Курляндское.

2) Командиру 1 ГСК, заслонившись против Бол. Дубовицы, к исходу 23.2 силами 52, 74 и 15 сбр овладеть районом Васильевщина и часть сил выдвинуть для блокировки Налючи, Рыкалово с запада и юга.

Богаткин. Ватутин.


Схема заключительного этапа совместных действий 26 СД и 202 СД по разгрому 290 ПД.

 



 12. Infanterie-Division

Краткая характеристика 12 ПД.

  

 5. Infanterie-Division / 5. Jäger-Division (Bestand) 

Карл Альмендингер, командир дивизии

 Видео
https://www.youtube.com/watch?v=nxiOm0INMUo&feature=youtu.be



13.02.1942 
Схема сосредоточения 5 лпд

 Опросный лист пленного солдата 8 роты 75 ПП 5 ЛПД.



Опросный лист унтерофицера



Опросный лист военнопленного пулеметчика



 





Нагаткино


Большие Горбы




Михалкино



Солдаты 5-й егерской дивизии на первой огневой позиции в районе Старой Руссы 

 



Гридино весна 1942 г.






Большие Горбы

7. Gebirgs-Division



Роберт Мартинек, командир дивизии


 

 

 



Август Кракау,командир дивизии











8. leichte Infanterie-Division und 8. Jäger-Division

  Густав Хенне, командир дивизии.

21.03.1942

 

 

 
21-23.03.1942


   

апрель 1942

 Опросный лист военнопленного стрелка 11 р. 28 ПП 8 ЛПД.



 





Февраль 1943 г.



Luftwaffen-Division Meindl/Luftwaffen-Feld-Division 21


29 февраля 1942 года был издан приказ о формировании на основе существующих полков авиаполевой дивизии «Майндль». Штаб дивизии был создан на основе штаба Luflande-Sturm-Regiment 1. Формирование штаба было поручено генерал-майору Ойгену Майндлю. Однако, учитывая тот факт, что большинство полков было разбросано по большой территории, подразделения дивизии не могли быть немедленно собраны вместе. Например, 1-й батальон 4-го авиаполевого полка все ещё входил в состав 18-й Армии. На 6 марта организация дивизии на бумаге выглядела следующим образом:
• 1-й авиаполевой полк Люфтваффе (1-4 батальоны)
• 2-й авиаполевой полк Люфтваффе (1-4 батальоны)
• 3-й авиаполевой полк Люфтваффе (1-4 батальоны)
• 4-й авиаполевой полк Люфтваффе (1-4 батальоны)
• 5-й авиаполевой полк Люфтваффе (1-4 батальоны)
• Батальон связи Люфтваффе
• Лыжный батальон 1-го воздушного флота

После своего создания, эти полки были включены в состав различных армейских частей. Несколько батальонов, рот и подразделений численностью до взвода были включены в различные части на различных участках фронта группы армий «Север». Большинство частей Люфтваффе находилось в зоне ответственности 16 Армии, но часть находилась в подчинении 18 Армии. Основными частями, в которые были включены авиаполевые полки Люфтваффе, были:

1-й авиаполевой полк Люфтваффе — присоединен к 218-й пехотной дивизии внутри и снаружи Холмского «котла». Третий батальон 1 авиаполевого полка находился внутри окруженного города. Первоначально планировалось разместить батальон в районе Нагово около Старая Русса к началу февраля 1942 года.
2-й авиаполевой полк Люфтваффе — присоединен к 5-й егерской дивизии в районе Старая Русса — Рамашево — Калитник южнее о. Илмеь
3-й авиаполевой полк Люфтваффе — присоединен к 12-й пехотной дивизии внутри Демьянского котла
4-й авиаполевой полк Люфтваффе — присоединен к 18-й моторизованной дивизии в районе Старая Русса южнее озера Ильмень за пределами Демьянского котла
4-й батальон 4 авиаполевого полка Люфтваффе — присоединен к 58-й пехотной дивизии в районе Волховского фронта и Волховского котла в феврале 1942 года. Первоначально батальон был задействован в антипартизанских акциях в тылах 1 и 38 армейских корпусов. 
5-й авиаполевой полк Люфтваффе — присоединен к 290-й пехотной дивизии внутри и снаружи Демьянского котла. Внутри котла подразделения полка вели бои в районе Федоровки. По некоторым источникам два батальона из четырех были задействованы в защите Холма.
14-й авиаполевой полк Люфтваффе — сформирован 6 марта 1942 года с помощью штабных подразделений 4 авиаполевого полка Люфтваффе. Состоял только из двух батальонов до октября 1942 года.


Подразделения авиаполевой дивизии Люфтваффе «Майндль» впервые были собраны вместе для участия в данной операции. 14 батальонов Люфтваффе прикрывали правый фланг атакующих частей. Во время наступления не все батальоны успели прибыть к месту дислокации, но имеющихся хватило для формирования двухполковой бригады. В дополнение, ad-hoc полк был создан для прикрытия левого фланга дивизии «Майндль». Это подразделение приняло участие в операции «Брюкеншлаг»(нем. Bruckenschlag-наводка моста) и состояло из следующих частей:


·                    1-я рота 203-го танкового полка             

·                 2-й батальон 3-го авиаполевого полка Люфтваффе

·                 132 строительный батальон

·                 666-я батарея штурмовых орудий

·                 659-я батарея штурмовых орудий

·                 два взвода из 3-й роты 745 батальона ПВО и 5-й роты 31 батальона ПВО



П 


 


  329 Infanterie-Division

















Обращение к солдатам 329 ПП









Подцепочье



Редья, июнь 1942 г.

Соколово, апрель 1942 г.



Справка об использовании солдат не немецкой национальности в частях пр-ка, действовавших против СЗФ на 1.10.42 г.


Большие потери, понесенные частями немецкой армии на Советско - германском фронте, привели к истощению людских ресурсов Германии. Немецкое командование было вынуждено призывать в действующие части лиц разных национальностей оккупированных Германией стран.

Перед СЗФ отмечались в период зимы 41-42 г. добровольческие части и соединения не немецкой национальности, так например 250 ПД "ГОЛУБАЯ ДИВИЗИЯ" (испанская) с янв. 42 г. действует против ВОЛХОВСКОГО фронта; карательные отряды финнов, действовавшие в р-не Партизанского Края (Чихачево, Должино); эстонские лыжные подразделения, вошедшие в состав сводного полка 10 АК, легион СС "Дания", действовавший в р-не Бол. Дубовицы отмечены в период 15.6.42 г. и позднее.





























Старая Русса

О борьбе с танками противника










           Немецкое военное кладбище  д. Корпово

                                                               



Немецкое военное кладбище д. Коростынь





город Холм


16 января командование Северо-Западного фронта поставило перед войсками 3-й ударной армии новую задачу. На правом фланге армия должна была овладеть опорными пунктами противника Ватолино и Молвотицы. В центре - подвижными отрядами 33-й дивизии занять 19 января город Холм.
Вскоре Военный совет Северо-Западного фронта поставил перед партизанской бригадой большую задачу фронтового значения. Была получена радиограмма за подписью тов. Булганина. В ней приказывалось: с 16 на 17 января силами 2-й партизанской бригады захватить г. Холм и держать его до прихода частей Красной Армии.
Первый этап этой операции сводился к тому, чтобы перерезать противнику дороги, идущие на Холм. Второй этап включал в себя захват Холма. Партизанские отряды обтекли город со всех сторон. Тяжелый переход совершил отряд «Ворошиловец». Он заходил с восточной стороны, в 5 км от города перехватил дорогу, 2 дня вел бой.
В ночь на 18 января со всех сторон к городу двигались отряды, готовясь к штурму. Группа под командованием т. Головай — начштаба отряда — шла с севера из-за р. Ловать, по ее восточному берегу. Группа Федорова держала курс по западному берегу реки и должна была ворваться в центр города. С северо-запада двигалась группа Ступакова, с запада шла группа Ружникова, имея целью ворваться в центр западной части города. Две группы Рачкова направлялись: одна с юго-запада, чтобы захватить ту часть города, которая расположена в развилке р. Ловать, а вторая шла по дороге прямо на городскую площадь. Три отряда — им. Горяинова, «Храбрый» и «Дружный» — наступали вдоль реки с юга, а 2 группы Артемьева — с востока.
Бой начался в 4 часа 10 минут. Первой пошла в атаку группа т. Головай. Она разгромила караульное помещение и пошла дальше. За ней начали штурм города отряды им. Горяинова, «Храбрый» и «Дружный». К этому времени западная часть города была уже занята партизанами. К 11 часам дня была занята большая половина города. В руках немцев остались только церковь и тюрьма. Когда враг прорвался к городу со стороны ж.-д. станции Локня и начал подбрасывать силы, был дан приказ об отходе. Это было в 12 часов дня 18 января. Красная Армия к этому времени не подошла к Холму. Одним из недостатков Холмской операции является то, что командование бригады не знало, откуда должна подойти Красная Армия. Только через сутки, совершенно случайно, партизаны встретились с воинскими частями. В операции по захвату города Холма было уничтожено 475 гитлеровцев, разбито 70 автомашин, разгромлен центральный радиоузел и две рации. Партизаны потеряли 52 чел. убитыми и ранеными.
На левом фланге - продолжать наступление на юго-запад, в сторону Великих Лук. Фронт 3-й ударной, достигший к тому времени 100 километров, расширялся. Силы армии дробились на три части, каждой из которых предстояло действовать на самостоятельном направлении.
16 января после уличных боев был очищен город Андреаполь. Во фронте обороны врага образовалась брешь. Началось преследование противника. 20 января 4-я ударная армия начала штурм Торопца. Немецкий гарнизон 2500 человек сопротивлялся весь день, но после обходного маневра советского лыжного отряда, был разгромлен. К 22 января 4-я ударная вышла на рубеж Старая Торопа-Нелидово.
На рассвете 21 января подразделения 164-го, и 73-го сп 33-й сд ворвались на окраины города Холм и начали продвигаться к реке. Развернулись ожесточенные уличные бои. Особенно успешно действовал 73-й полк, наступавший с юго-запада. Немцы трижды переходили в контратаку против него и трижды откатывались, неся большие потери. За сутки полк овладел шестью кварталами, захватил около 70 автомашин с продовольствием и вооружением. 82-й полк вел бой на южной окраине.
Немцы чувствовали, что теряют Холм, и срочно принимали решительные меры. Из Дании была переброшенна на самолетах 218-й пд.
Город Холм, в котором 281-я немецкая пехотная дивизия 21 января попавшая в плен, также окруженный и снабжаемый по воздуху, держался в течение нескольких месяцев, пожалуй, в еще более трудном положении, являясь единственным немецким опорным пунктом между "Демянским котлом" и Великими Луками. В Холме пятитысячный гарнизон был окружен войсками 3-й ударной русской армией. Только 5 мая 122-я пехотная дивизия прорвалась к городу.
Таким образом, к исходу 21 января 1942 года почти все войска 3-й ударной армии были втянуты в сражение. На правом фланге, на демянском направлении, 20-я и 27-я стрелковые бригады совместно с 241-й дивизией продолжали безуспешные бои за Ватолино, Шепелево, а 23-я стрелковая дивизия и 42-я бригада стремились овладеть Молвотицами. В центре 33-я стрелковая дивизия вела уличные бои в Холме. На левом фланге армии 257-я стрелковая дивизия и 31-я стрелковая бригада продолжали продвигаться в сторону Великих Лук и достигли района Снопово, Лушня, Кашино, Шешурино.
Сосед справа, 34-я армия, успеха не имел, его 241-я стрелковая дивизия вела бой под Ватолино. Слева войска 4-й ударной армии после взятия Андреаполя продолжали наступать на юг и юго-запад, полностью освободили город Торопец и вышли в район Старая Торопа, Западная Двина, Федоровское.
22 января в 6 часов утра по решению Ставки 3-я и 4-я ударные армии были переданы в состав Калининского фронта, которым командовал генерал И. С. Конев. Он потребовал более энергичного наступления с задачей выйти на глубокие тылы и коммуникации немецких войск, действовавших на московском направлении.
27 января в 10 часов утра немцы при поддержке огня артиллерии бросили на Куземкино до полка пехоты с десятью танками. Несмотря на упорное сопротивление 73-го сп, им удалось обойти Куземкино с севера, и ворваться на западную окраину Холма. Оборонявшиеся там подразделения 164-го сп, не выдержав атаки врага, вынуждены были отойти в Ореховно. Таким образом немцы заняли западную часть города Холм и соединились с осажденным гарнизоном который находился на восточном берегу реки. Прорвавшись в Холм, немцы в то же время не прекратили атак против Куземкино, пытаясь расчистить себе путь в город. Их напор ослабел только 31 января, когда на дорогу Холм - Локня вышла возле деревни Сопки 45-я стрелковая бригада. Но к этому времени город почти полностью находился в руках противника.
Попытка взять Холм с ходу силами одной дивизии успехом не увенчалась. У советских войск не хватило для этого сил. Лишь на левом фланге армии, где действовали 257-я сд и 31-я бригада, продвижение наших войск продолжалось. 27 января перед войсками 3-й Уд.армии была поставлена задача овладеть Великими Луками. Обойдя город с севера, 257-я стрелковая дивизия 2 февраля заняла с боем северо-западную окраину Великих Лук. Противник контратаками оттеснил части дивизии в исходное положение.
Войска 3-й ударной армии к этому времени растянулись по фронту более чем на 200 километров. Видя бесперспективность активных действий, генерал М.А. Пуркаев 6 февраля принял решение прекратить атаки и перейти к обороне на достигнутом рубеже.

Об ожесточенности боев в городе Холм видно из воспоминаний участника обороны: "... одной из самых важных оборонных точек в крепости Холм была бывшая тюрьма ГПУ в центре города. А сейчас оставалось защищать только стены, поскольку все остальное было в руинах. Четырехэтажное здание само по себе выглядело как крепость... Прочные наружные стены и толстенные внутренние перегородки усиливал значительный слой бетона. ... Забыв про осторожность, упрямо пытаясь захватить столь престижный объект, коммунисты штурмовали его раз за разом. в паузах концентрируя на нем постоянный огонь артиллерии. Под их нажимом мы иногда оттеснялись вплотную к стенам тюрьмы. Но здесь линия фронта становилась непробиваемая и неизменно замирала на месте, так было в течение всего нашего пребывания в Холме.
      Обе стороны признавали стратегически выгодную позицию тюрьмы. Для нас она превратилась в фокус обороны всей крепости, а для коммунистов - в главную цель атаки, о чем напоминалось несколько раз на дню. Было абсолютно ясно, почему мы ни в коем случае не можем себе позволить потерять тюрьму. Случись это, наша оборонительная позиция сократилась бы до узенькой полоски.
     Поэтому большинство жестоких сражений происходило вокруг стен бывшей тюрьмы ГПУ, Защитники отражали массированные атаки, по меньшей мере, один раз в день, а нередко и по восемь раз в день на нас бросалась пехота при поддержке танков. Мы ухитрялись поражать танки единственным оружием - связками ручных гранат.
     Каждый знал, что коммунисты уже неоднократно вламывались на первый и даже второй этажи тюремного форта, однако наши войска все же оставались хозяевами верхних этажей. ... Я до сих пор отчетливо вспоминаю длинный шест, который мы использовали, чтобы спустить гранату сверху вниз и кинуть в оконный проем на их головы".
(Перро О. Крепость Холм... Тровант, 2010. С.26).

Генерал-лейтенант Теодор Шерер (Theodor Scherer)




 






Схема расположения выявленных оборонительных сооружений и ОТ противника в районе г. Холм

 























http://ostashkov.net/readarticle.php?article_id=1031
Холмский котёл - Сталинградская прелюдия
https://p-w-w.org/index.php?topic=13056.msg261310#msg261310

http://www.manns-world.de/126ste/daten_demjansk_operationen.html
http://www.flickr.com/photos/13150208@N05/sets/72157626598894427/
http://forum.panzer-archiv.de/viewtopic.php?t=4086
http://freiwilligen.sweb.cz/DOBROVOLNICI/danish_SS_demjansk_1.jpg
 http://einestages.spiegel.de/external/ShowTopicAlbumBackgroundXXL/a560/l6/l0/F.html#featuredEntry
 http://www.historicmedia.de/Front_und_Heimat_1_Bilder_8.htm
 http://www.designmodproject.de/forum/viewtopic.php?f=137&t=2466
 http://pictureshistory.blogspot.com/2011/01/nazi-germanys-toughest-fighters-ss.html
 http://chestmundira.ucoz.ru/forum/8-133-1
 http://www.nakop.ru/topic/12265-ramushevskii-koridor/







Комментариев нет:

Отправить комментарий